СУ-76М

С. А. Гинзбург главный конструктор СУ-12, утверждал, что причиной поломок всех машин является низкое качество коробок передач. 11 марта 1943 г. главный инженер Л. Л. Терентьев, директор завода № 38 К. К. Яковлев и главный конструктор М. Н. Щукин, выдвинув гипотезу, что основная проблем заключена   в компоновочной схеме, приняли радикальные меры, а именно, предложили установить на СУ новый двигатель и коробку передач, от танка Т-70. Это предложение получило поддержку у военного представителя на заводе и в Главном артиллерийском управлении. 14 апреля 1943 г. вышло постановление Государственного комитета обороны № 3184сс «О самоходных установках СУ-76», согласно которому, к 1 мая 1943 г. завод № 38 был обязан подготовить две 4-орудийные батареи СУ-76. Первая батарея строилась на шасси Т-70Б, вторая — на шасси СУ-12, но с моторно-трансмиссионной группой Т-70Б.  Такое постановление послужило началом работы над следующими самоходными артиллерийскими установками (САУ) как СУ-38, СУ-16 и СУ-74. Отсюда возникает вопрос, а зачем разрабатывать и тратить ресурсы на 3 модели? Но всё оказалось очень просто: скверная ситуация с надёжностью СУ-76 могла сорвать планы по насыщению войск лёгкими САУ, иначе говоря - подстраховка.  Самоходная установка с моторно-трансмиссионной группой Т-70Б получила заводское обозначение СУ-15. Хотя от заводского КБ требовалось просто перекомпановать машину под новые агрегаты, переделке подверглось и её боевое отделение. Причиной тому стали недостаточно просторные рабочие места командира и заряжающего. Из-за переделки моторного отделения внутри появился достаточно большой выступ, под которым скрывались радиатор и воздуховод системы охлаждения. Поскольку двигатель располагался теперь только справа, воздухозаборник и воздуховод системы охлаждения также остались только справа. Лючок для системы запуска двигателя расположился в правой части центрального лобового листа корпуса, люк доступа к главной передаче — в правой части верхнего лобового листа. Слева от механика-водителя находился отсек с топливными баками общим объёмом 412 л. Для увеличения объёма боевого отделения конструкторы немного расширили рубку влево, здесь появился небольшой выступ. Влево сместилась и орудийная установка, которая претерпела некоторые изменения и стала похожей на орудийную установку ЗИС-8, разработанную КБ завода № 92. Появилась специальная балка с литым основанием под штырь верхнего станка. В средней части балка крепилась к лобовому листу рубки. С помощью этой конструкции удалось избавиться от старого варианта орудия с укороченными станинами, которые занимали немало места в боевом отделении. Боевая машина весила 11,2 тонны, что не отличало ее от легкого танка. После ряда испытаний и модификаций 17 июля 1943 г. СУ-15 была утверждена на производство. К этому моменту она имела массу 10 тонн и могла развивать скорость 30 км/ч. Данные характеристики помогали САУ часто и быстро менять боевые позиции, а не высокий размер делал машину незаметнее.  Битва на Курской дуге послужила толчком в танкостроении. Легкие танки теряли своё значение перед нацистскими «убийцами танков» – Тиграми[1]. Требовалось повысить производство крупнокалиберной техники.

21 августа 1943 г. Сталин подписал постановление ГКО № 3964сс «О производстве самоходных артиллерийских установок с 76-мм пушками на Горьковском автозаводе и заводе № 40 Наркомата среднего машиностроения». В соответствии с этим документом первым делом под нож попал Т-80, производство которого на заводе № 40 и так не было массовым. В сентябре в Мытищах планировалось сдать первые 15 СУ-76М, в октябре — 50, в ноябре — 100 и в декабре — 150, что же касается  Горьковского автозавода  им. Молотова, то там первые 15 СУ-76М ожидалось получить в октябре. Затем темпы производства резко увеличивались: в ноябре 1943 г. здесь планировалось построить 200 машин, в декабре — 300. СУ-76М становилась по-настоящему массовой машиной. Основной боевой задачей такого САУ было как прикрытие, так и полноценное ведение боя как у танка. Из интервью ветерана Великой Отечественной войны командира танка СУ – 76М Федюнина Ивана Васильевича:

« -  А. Д. С закрытой позиции приходилось стрелять?

- Нет. Только с открытой, прямой наводкой. Использовали как танк. На стрелковую дивизию давали одну батарею. Я командир батареи, при дивизии. Дадут направление, и ты тянешь. Впереди пехоты. Действовали как танк.

- А. Д. Основная цель - пехота или бронированные объекты?

- В бою бронированные объекты, более интересные. По пехоте автоматная очередь, пулеметная очередь. Например, мы в лесу, со всех сторон автоматические очереди по броне: дзинь-дзинь-дзинь. Десантники под самоходку, в самоходку забились. Мы стоим хоть бы что. Несколько выстрелов сделали и тишина. Как с пехотой бороться, особенно с кукушками. Они на деревья залезали. Только до куста добрался, все его уже нет. А там сплошные лесные массивы».

Несмотря на хорошие показатели на стрельбищах, испытаниях и в боевых действиях с машиной происходили проблемы с коробкой передач. Из-за чего их выпуск в Миассе остановился в январе 1944 г. Проблемы с качеством КПП оказались настолько серьёзными, что в январе 1944 года их выпуск в Миассе фактически остановился. Для решения этой проблемы на заводе срочно была организована военная приёмка. Тем не менее, проблемы с коробками передач ещё долго преследовали самоходные установки. По состоянию на 8 февраля 1944 г. на  Горьковском автозаводе имелось 97 СУ-76М, которые не могли отправить в войска из-за проблем с КПП. За январь – февраль того же года появляются водоотводные желобки утолщённый кормовой лист. Переделки планировалось вводить с мая 1944 г., но фактически появились они уже в июне. СУ-76М получила ленивцы с резиновыми бандажами, новые буферы балансиров, трёхцветную сигнализацию[2]. Впрочем, различия между машинами разных заводов всё равно сохранялись. Каждое предприятие оснащало САУ стопорами по-походному своей конструкции. Несмотря на проблемы с коробками передач, моторами и прочими узлами, объёмы производства СУ-76М росли. В декабре 1944 г. машины, произведённые на ГАЗ, получили дверку между боевым и моторным отделениями, что упростило эвакуацию механика-водителя. В январе появился изменённый стопор орудия по-походному, была усилена корма под задним буксирным крюком. Также с 1 января 1945 г. появился запасной опорный каток на корме корпуса.[3] В марте немного изменилось расположение двигателя. Постепенно в Мытищах появился центр разработки лёгких САУ, окончательно он оформился уже после войны, когда на завод пришёл Астров. При этом внедрение новых элементов в конструкцию на заводе № 40 немного тормозилось, например, дверки между боевым и моторным отделениями, сделанные здесь, машины не получали даже в марте 1945 г. В этом месяце в конструкцию серийных машин был введён изменённый стопор орудия по-походному, а запасного опорного катка машины из Мытищ не получили даже в мае 1945 г., когда оба завода перешли на модернизированный корпус. За январь 1945 г. завод № 40 сдал 140 машин, а ГАЗ им. Молотова — 435. В феврале объём выпуска не изменился. В марте в Горьком сдали 450, а в Мытищах — 150 машин. Темп по 600 машин в месяц заводы продолжали сохранять и в дальнейшем, когда начался серийный выпуск СУ-76М с модернизированным корпусом.

Из всего вышеперечисленного можно сделать вывод. СУ – 76М выпускалось в больших масштабах, по количеству выпуска превзошёл только Т-34. У машины были проблемы с КПП, но это не помешало ей показать хорошие результаты на учениях, а позднее и на театре боевых действии. Тип САУ предназначен чисто для прикрытия танков и пехоты, однако эта модель выполняла функции не только для поддержки, а также для прорыва вражеских позиций. СУ – 76М сыграл важную роль в Великой Отечественной войне.

 

Митяев Д.С., студент 3 курса исторического факультета
Самарского государственного социально-педагогического университета 

 


[1] Тигры – тяжёлые танки, обладающие не только прочной лобовой бронёй, но и дальнострельной пушкой, которая могла поражать цель на расстоянии 2 000 м. Если советская полевая артиллерия могла пробить Тигра на расстоянии 500 – 600 м, то сам танк мог ликвидировать пушку на расстоянии 2 км. 

[2] РГА в г. Самаре.  Ф. Р-183. Оп. 1-2. Д.1226 Л.8

[3] РГА в г. Самаре. Ф.Р-183. Оп. 1-2. Д.1226. Л.10

Возврат к списку